8 903 830-40-23
8 920 944-92-55

г. Владимир, ул. Б. Московская, 57
ОКАЗЫВАЕМЫЕ УСЛУГИ

Возбуждение — к осуждению

Наша судебная система работает таким образом, что возбуждение уголовного дела, как правило, приводит к осуждению

 

Shilyakova[1]Статья написана с целью попытки реабилитировать лиц, которые на протяжении многих лет тщетно доказывают свою невиновность. Следует об этом говорить, чтобы хоть как-то сдвинуть правовую систему в сторону обоснованности подозрений в причастности конкретного лица к совершению преступления, в сторону более внимательного и тонкого подхода к рассмотрению вопроса о мере пресечения.

Так случилось и с руководителями фирмы ООО «НТК-2000» Нижегородской транспортной компании, которую учредили в 2000 г. Л. и К. В отношении них было возбуждено уголовное дело и было предъявлено обвинение Рязанской областной прокуратурой по 14 эпизодам ч. 5 ст. 33, п. «а, б, в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (пособничество в разбойных нападениях на водителей с целью завладения большегрузным транспортом в составе преступного сообщества), ч. 2 ст. 210 УК РФ, а также по ч. 3 ст. 174 (ред. ФЗ от 7 августа 2001 г.) – 14 эпизодов (легализация), ч. 3 ст. 175 УК РФ (2 эпизода – приобретение и сбыт).

В мае 2004 г. руководители ООО «НТК-2000» были взяты под стражу, а все транспортные средства фирмы были изъяты и переданы на ответственное хранение потерпевшим. Кроме транспортных средств у учредителей фирмы было изъято личное имущество и транспорт, не относящийся к рассматриваемому уголовному делу, якобы с целью возмещения в дальнейшем гражданских исков и судебных издержек.

Необходимо отметить, что собственниками всех транспортных средств были близкие и знакомые учредителей фирмы и со всеми были заключены договора аренды. Фирма была создана в 2000 г. и пополнялась новыми транспортными единицами вплоть до 2004 г.

Учредителей Л. и К. обвинили в том, что они перебивали идентификационные номера, перекрашивали и изготовляли поддельные паспорта на транспортные средства.

Обвинительное заключение составило 22 тома (всего 99), а обвинение в общей сумме – 30 эпизодов тяжких и особо тяжких преступлений у каждого из учредителей фирмы.

По сути же уголовное дело в отношении учредителей было возбуждено с одной лишь целью – получить формальные поводы и основания для изъятия всех транспортных единиц, которыми пользовалась фирма ООО «НТК-2000», даже несмотря на то, что большинство транспортных единиц фирмой было приобретено задолго до совершенных разбойных нападений и собственниками ни один из них не являлся, транспорт был в аренде. Практически вся фирма в одночасье была разорена, а ее имущество расхищено.

Немаловажную роль во всем этом деле сыграли СМИ (газеты и телевидение), которые «дружно» рассказали всем, что «бандиты угоняли тягачи по заказу Нижегородской транспортной компании», что действовала банда на территории разных областей и таким образом развивала свой криминальный бизнес.

Наверное, не стоит говорить о том, какое давление было оказано на всех участников процесса (не исключая свидетелей и адвокатов) при решении вопроса о мере пресечения, при осмотре вещественных доказательств и т.д.

Следствие проходило под руководством следственной группы Рязанской областной прокуратуры, во главе с В.М. Кулепановым, после чего в марте 2007 г. было передано во Владимирский областной суд, поскольку большинство разбойных нападений было совершено на территории Владимирской области. Всего по делу проходило 15 обвиняемых. Я приняла защиту одного из обвиняемых на стадии судебного разбирательства.

Декриминализация после отсидки

Не буду описывать судебный процесс и все те нарушения, которые были допущены, вряд ли этим можно кого-то удивить.

Еще до конца судебного следствия было известно, что многие потерпевшие уже распорядились имуществом, которое было им передано на ответственное хранение Рязанской следственной группой. Таким образом, даже тот факт, что имущество собственников было передано по договору аренды транспортной фирме раньше, чем были совершены разбойные нападения, не остановил Рязанскую областную прокуратуру от такой тотальной «распродажи». Этими потерпевшими являлись граждане иностранных государств – Латвии, Литвы, Украины, Эстонии и т.д. (указанные потерпевшие и свидетели открыто отказывались принимать участие в судебном процессе), некоторые из них даже не предоставили в суд документы, подтверждающие наличие у них какого-либо транспорта.

По экспертизам, проведенным следствием, нельзя было однозначно сказать, что транспорт принадлежит тем или иным потерпевшим, все ссылались на отсутствие литературы или на непонятные сравнительные образцы, предоставленные следствием. Один из экспертов сравнил номер детали с идентификационным номером, на основании чего был сделан вывод, что номер перебит, несмотря на предоставленную стороной защиты информацию по запросу от автотехника о том, что экспертом был исследован номер детали, а не идентификационный номер. Специалиста, приглашенного стороной защиты в суд, судья отказался допрашивать без каких-либо объяснений (в нарушение ст. 217 УПК РФ). Да и весь процесс заключался в закреплении собранных абсурдных доказательств Рязанской областной прокуратуры, обвиняющих учредителей в пособничестве, разбое и легализации. О том, что были допущены фальсификации протоколов осмотра, свидетельствует тот факт, что в качестве понятых выступали будущие свидетели или представители потерпевших фирм по доверенности. Все существенные нарушения и незаконные действия, допущенные Рязанской областной прокуратурой, трудно перечислить. Остановлюсь лишь на результатах.

8 декабря 2008 г. было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по ч. 2 ст. 210 и 14 эпизодам ч. 5 ст. 33, п. «а, б, в» ч. 3 ст. 162 УК РФ в отношении учредителей ООО «НТК-2000» Л. и К. В тот же день приговором Владимирского областного суда учредители фирмы были признаны виновными по ч. 3 ст. 174 (ред. ФЗ от 7 августа 2001 г.) – 9 лет лишения свободы и ч. 3 ст. 175 УК РФ – 2 эпизода по 4 и 5 лет. По совокупности преступлений было назначено наказание в виде 10 и 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В течение 2 лет приговор не вступил в законную силу, а на момент рассмотрения приговора в кассационной инстанции 21 июня 2010 г. в ст. 174 УК РФ были внесены изменения (ФЗ от 7 апреля 2010 г.), касающиеся квалифицирующего признака и определения «крупного ущерба» данного состава.

Судебная коллегия по уголовным делам оставила все без изменения, исключив лишь из состава обвинения квалифицирующий признак «крупный ущерб» по 2 эпизодам вместо 3, и даже не удосужилась обратить внимание на то, что без данного квалифицирующего признака осуждение по ч. 3 ст. 174 УК РФ делает несостоятельным обвинение и влечет «декриминализацию».

15 декабря 2010 г. была рассмотрена надзорная жалоба, которой, в связи с постановлением Президиума ВС РФ, осуждение по ч. 3 ст. 174 УК РФ Л. и К. было отменено, а производство прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – из-за отсутствия в деянии состава преступления сроки наказания были уменьшены с 11 и 10 лет на 7 и 6 лет 9 месяцев лишения свободы. Замечу, что на момент рассмотрения надзорной жалобы Л. уже отсидел практически весь срок в СИЗО (6 лет и 7 месяцев), а К. вышел по УДО.

Презумпция виновности

О какой законности и справедливости можно говорить, пока у нас в судебной системе сохраняется тотальная убежденность в виновности лица, попавшего под пресс следствия, когда меры пресечения выбираются исходя из тяжести обвинения, часто надуманного и необоснованного. В нашей стране ни один чиновник не понес ответственности за принятое им незаконное решение – будь то предъявление обвинения или избрание меры пресечения. Пока указанные лица не будут нести персональную ответственность за принятые ими незаконные решения в отношении конкретных лиц, порядка в данной системе не будет. Почему не работают ст. 299 – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, ст. 301 – незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей, ст. 305 – вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта и т.д.?

В конкретном случае все меры пресечения избирались по ч. 4 ст. 162 УК РФ, от которой на стадии прений отказался государственный обвинитель. Получается, что все меры пресечения были избраны незаконно, как и само необоснованное обвинение в совершении тяжких преступлений – и ведь никто не понесет никакого наказания! Единственное, на что могут рассчитывать осужденные, о которых идет речь, – это незначительная компенсация по реабилитации, да и здесь все зависит от «усмотрения» суда.

Имущество, которое было арестовано по данному уголовному делу и обращено на взыскание гражданского иска и процессуальные издержки, находилось на ответственном хранении у ЗАО «Триал». Следственным органам и теперь об этой фирме ничего неизвестно, а вот ответственность за потерю данного имущества предстоит доказывать в суде. Такое у нас правосудие – виновные есть, а ответственности никакой.

К сожалению, отсутствие контроля со стороны государства за деятельностью лиц, осуществляющих правосудие, порождает беззаконие, поэтому вполне обосновано недоверие к судам и правоохранительным органам. Не хочется говорить про всех, но большинство лиц, осуществляющих правосудие, не обладают высокими моральными качествами и не вникают в то, что за их действиями стоит судьба конкретного человека. А принятие незаконного решения, не влекущее никакой ответственности, некоторым образом даже поощряемое начальством, не может соответствовать принципам демократического государства.

Смотреть статью на сайте Адвокатской Газете
ЗАЯВКА НА ПОЛУЧЕНИЕ ПОМОЩИ АДВОКАТА
Имя
Телефон*
E-mail
Ваш вопрос

Хотите задать вопрос лично? Звоните: 8 (903) 830-40-23