8 903 830-40-23
8 920 944-92-55

г. Владимир, ул. Б. Московская, 57
ОКАЗЫВАЕМЫЕ УСЛУГИ

Практика о возмещении ущерба

Дело № 2-1951/2010
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
10 сентября 2010 года
Ленинский районный суд города Владимира в составе:
председательствующего судьи Ильиной Н.В.,
при секретаре Костеловой Е.А.,
с участием истца Ерофеевой Н.В.,
представителя истца адвоката (Леньшиной О.Н.) Шиляковой О.Н., имеющей регистрационный № и удостоверение №, действующей по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ,
представителя ответчика Никитиной О.М., действующей на основании приказа управления образования администрации г. Владимира от ДД.ММ.ГГГГ №-к,
третьего лица на стороне ответчика без заявления самостоятельных требований Соцковой О.Н.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Владимире гражданское дело по иску Ерофеевой Н.В., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери ФИО1, к Муниципальному дошкольному образовательному учреждению детский сад № о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда,
У С Т А Н О В И Л :
Ерофеева Н.В. обратилась в суд с иском к Муниципальному дошкольному образовательному учреждению детский сад № (далее –детский сад №) о возмещении вреда, уточнив в ходе судебного разбирательства исковые требования.
В обоснование иска указала, что ДД.ММ.ГГГГ в детском саду №, расположенном по адресу: <адрес>, около 11 часов утра ее дочь ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, упала в недействующий бассейн с бетонным покрытием, ударившись головой, в результате чего получила черепно-мозговую травму. После произошедшего случая ей не была оказана медицинская помощь, не произведен осмотр врачом, и она продолжала находиться на прогулке со всеми детьми. Воспитатель Соцкова О.Н. о случившемся родителям не сообщила и на произошедшее не обратила должного внимания. На следующий день самочувствие дочери резко ухудшилось. После обращения за медицинской помощью выяснилось, что у нее черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга. В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ включительно ребенок находился на излечении. Со стороны работников детского сада она как мать не получила никаких объяснений и извинений. После посещения ею управления образования администрации города Владимира воспитатель группы Соцкова О.Н. принесла извинения, но компенсировать затраты на лечение и причиненный вред не предлагала. Направленная претензия оставлена без ответа. По просьбе заведующей детсадом Никитиной О.М. она написала заявление в комиссию по расследованию несчастных случаев. ДД.ММ.ГГГГ был составлен акт о несчастном случае, в котором лицом, допустившим нарушение правил охраны труда и техники безопасности, указана воспитатель группы Соцкова О.Н., а причиной несчастного случая – недостатки в обучении пострадавших правилам поведения на территории детского сада. Считает, что сотрудниками детского сада № нарушены условия заключенного с родителями ребенка договора о взаимоотношениях участников образовательного процесса дошкольного образовательного учреждения от ДД.ММ.ГГГГ.
Ссылаясь в качестве правового обоснования иска на статьи 1064, 1084-1085 1082, 1099-1101 Гражданского кодекса РФ, истец Ерофеева Н.В. просит взыскать с детского сада № в возмещение материального ущерба расходы на лечение дочери в размере 1254 руб., компенсацию морального вреда в размере …. рублей и судебные расходы

В судебном заседании истец Ерофеева Н.В. и ее представитель адвокат Шилякова О.Н. исковые требования поддержали по изложенным в исковом заявлении основаниям. При этом Ерофеева Н.В. увеличила размер исковых требований в части компенсации морального вреда и просила взыскать с детского сада № за перенесенные дочерью физические и нравственные страдания сумму в размере …. рублей и за свои страдания …. рублей, а также за оплату услуг представителя 3500 рублей.
Ответчик — муниципальное дошкольное образовательное учреждение детский сад № в лице заведующей Никитиной О.М. исковые требования не признал, полагая, что истец Ерофеева Н.В. не доказала факт падения ее ребенка на территории детского сада. Акт о несчастном случае составлен на основании информации, поступившей от истца о получении ребенком травмы. Выводы акта не соответствуют действительности и опровергаются показаниями опрошенных в судебном заседании свидетелей и специалиста врача-невролога. Представленные истцом доказательства подложны. Считает, что за ребенком не был обеспечен надлежащий уход дома со стороны родителей, а целью настоящего иска является вымогание Ерофеевой Н.В. денег.
Соцкова О.Н., привлеченная в качестве третьего лица на стороне ответчика без заявления самостоятельных требований относительно предмета спора, являющаяся воспитателем группы, которую посещала ФИО1, полагала исковые требования необоснованными. При этом указала, что она была единственным очевидцем медленного сползания Вики на руках в бассейн. При этом ребенок не закричал, не заплакал, сразу встал на ноги, и в течение всего дня изменений в его поведении и общении со сверстниками не наблюдалось.
Представитель Управления образования администрации города Владимира, привлеченного в качестве третьего лица без заявления самостоятельных требований относительно предмета спора, в судебное заседание не явился. В ходе судебного разбирательства представитель управления Буянов С.С. полагал подлежащим удовлетворению требование о возмещении расходов на лечение ребенка.
Выслушав доводы истца Ерофеевой Н.В., представителя истца адвоката Шиляковой О.Н., представителя ответчика Никитиной О.М. и третьего лица Соцковой О.Н., исследовав материалы дела, суд считает исковые требования обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 18 Закона РФ от 10 июля 1992 годаN 3266-1 «Об образовании» (с последующими изменениями) отношения между дошкольным образовательным учреждением и родителями (законными представителями) регулируются договором между ними, который не может ограничивать установленные законом права сторон.
Согласно пунктов 5, 7 и 12 «Типового положения о дошкольном образовательном учреждении», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 12 сентября 2008 года № 666, регулирующего деятельность государственных и муниципальных дошкольных образовательных учреждений всех видов, основными задачами дошкольного образовательного учреждения являются охрана жизни и укрепление физического и психического здоровья детей.
Дошкольное образовательное учреждение, к которому относится детский сад, несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье детей и работников дошкольного образовательного учреждения во время образовательного процесса.
Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между МДОУ детский сад № в лице заведующей Никитиной О.М. и истцом Ерофеевой Н.В. заключен договор о взаимоотношениях участников образовательного процесса дошкольного образовательного учреждения (родителей и учреждения), возникающих в процессе обучения, воспитания, присмотра и ухода за ребенком ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения (л.д.5).
Согласно акту № о несчастном случае с обучающимися, воспитанником учреждения системы образования РФ от ДД.ММ.ГГГГ, утвержденному заведующей детским садом № 33 Никитиной О.М., ДД.ММ.ГГГГ в 11 часов на территории детсада с воспитанницей средней группы № ФИО1 произошел несчастный случай, выразившейся в том, что, наблюдая за действиями взрослого, выметавшего чашу бассейна от листьев, она самостоятельно сползла с парапета шириной 32 см в чашу бассейна. Последствия несчастного случая, исходя из диагноза по справке лечебного учреждения, — закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга. Причинами несчастного случая явились недостатки в обучении пострадавшего правилам поведения на территории детского сада. Лицом, допустившим нарушения правил охраны труда и техники безопасности, признана воспитатель группы № Соцкова О.Н. (л.д.6-7).
Данный акт не изменен, не отменен и не оспорен в установленном законом порядке.
Как усматривается из медицинской карты амбулаторного больного № ФИО1 из ГУЗ ВО «Областная детская клиническая больница», ДД.ММ.ГГГГ (суббота) в 14 часов 25 минут ребенок был доставлен из квартиры в больницу Станцией скорой медицинской помощи с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга», произведен осмотр врачом-травматологом (ортопедом), сделан рентген и выставлен диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб головы». В связи с отказом от госпитализации дано направление в поликлинику (л.д.155-158).
Согласно справок врача-невролога детской поликлиники МУЗ «Городская больница №» ФИО8 от 30 апреля и ДД.ММ.ГГГГ, после осмотра ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга» был подтвержден и назначено лечение. При этом рекомендован домашний режим по ДД.ММ.ГГГГ, назначен медотвод от прививок и физкультуры на три месяца, ребенок поставлен на учет у невролога в течение года (л.д.24, 26).
ДД.ММ.ГГГГ истец Ерофеева Н.В. обратилась с претензией к заведующей детсадом Никитиной О.М. о компенсации затрат на лечение ребенка и причиненного морального вреда (л.д.8).
Согласно писем от ДД.ММ.ГГГГ № и №, в удовлетворении претензии отказано (л.д.34, 35).
Истец Ерофеева Н.В. просит взыскать расходы, понесенные ею на лечение дочери и приобретение лекарств в размере 1254 рубля, подтвержденные кассовым и товарным чеком № от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 1134 руб. 60 коп., договором на оказание платных медицинских услуг № от ДД.ММ.ГГГГ и кассовым чеком на сумму 120 руб. (л.д.27-28, 31-32).
Разрешая заявленное требование, суд исходит из того, что обязательства вследствие причинения вреда регулируются главой 59 Гражданского кодекса РФ.
Согласно частей 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии со статьей 1084 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.
Частью 1 статьи 1085 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежат дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, приобретение лекарств.
Согласно части 1 статьи 1087 Гражданского кодекса РФ в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья.
В соответствии со статьей 32 Закона РФ от 10 июля 1992 годаN 3266-1 «Об образовании» (с последующими изменениями) образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса.
Вместе с тем, действующее законодательство не содержит понятия вины. При ее определении подлежат применению нормы п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса РФ, согласно которым лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Из анализа приведенных правовых норм следует вывод, что под виной образовательного учреждения понимается неосуществление им должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда. При этом обязанность доказать отсутствие вины при осуществлении надзора лежит на учреждении.
Согласно пунктам 1.12 и 1.13 «Положения о расследовании и учете несчастных случаев с учащейся молодежью и воспитанниками в системе Гособразования СССР», утвержденного приказом Государственного комитета СССР по народному образованию от ДД.ММ.ГГГГ N 639, действующего до настоящего времени, ответственность за обеспечение безопасных условий учебно — воспитательного процесса в учреждении несет его руководитель.
Лицо, проводящее мероприятие, несет персональную ответственность за сохранность жизни и здоровья учащихся и воспитанников.
Как предусмотрено пунктами 2.1. и 2.2. данного Положения, о каждом несчастном случае, происшедшем с учащимся или воспитанником, пострадавший или очевидец несчастного случая немедленно извещает непосредственного руководителя учебно — воспитательного процесса, который обязан: срочно организовать первую доврачебную помощь пострадавшему и его доставку в здравпункт (медсанчасть) или другое лечебное учреждение, сообщить о происшедшем руководителю учреждения, в отдел охраны труда, при наличии такого, сохранить до расследования обстановку места происшествия (если это не угрожает жизни и здоровью окружающих и не приведет к аварии).
Руководитель учреждения обязан немедленно принять меры к устранению причин, вызвавших несчастный случай, сообщить о происшедшем несчастном случае в вышестоящий орган управления образованием, родителям пострадавшего или лицам, представляющим его интересы, и запросить заключение из медицинского учреждения о характере и тяжести повреждения у пострадавшего.
Суд считает, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение факт несчастного случая, произошедшего с малолетней Ерофеевой В. во время прогулки на территории детского сада № в результате ненадлежащего надзора за ней со стороны воспитателя группы Соцковой О.Н.
Так, опрошенная в качестве свидетеля ФИО10, являющаяся матерью одного из воспитанников группы сада, в которую ходила ФИО1 пояснила суду, что ДД.ММ.ГГГГ во время прогулки детей она находилась внутри фонтана (бассейна), где убирала прошлогоднюю листву. Некоторые дети помогали ей в этом, в том числе и Вика. Уборка проходила за пределами участка для прогулки. Она видела, как Вика подошла к фонтану, споткнулась о пенек или сучок дерева и упала внутрь фонтана головой вниз. Девочка заплакала, возможно от испуга, поскольку не говорила насколько ей больно. Она вытащила Вику наверх и передала воспитателю Соцковой О.Н. По утверждению свидетеля, она была единственным очевидцем случившегося, видела падение девочки, но поскольку расстояние между ними было 2-2,5 метра, предотвратить падение не смогла (л.д.80-81).
Оснований не доверять показаниям свидетеля ФИО10 у суда не имеется, поскольку ее ребенок продолжает посещать детский сад №, в родственных или дружеских отношениях с истцом она не состоит, следовательно, у нее отсутствует заинтересованность в исходе дела и мотивы оговора.
Также опрошенная в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля ФИО2, которая работает музыкальным руководителем в детском саду №, показала, что от сотрудников сада она узнала о том, что на прогулке Вика упала и ударилась головой. Воспитатель Соцкова О.Н. просила ее на занятиях понаблюдать за девочкой, но Вика вела себя адекватно, выполняла все задания (л.д.119).
Свидетель ФИО9, работающая медсестрой в детсаду№, пояснила, что воспитатель Соцкова О.Н. не ставила ее в известность о случившемся, поэтому она ФИО1 не осматривала (л.д.118).
Отец несовершеннолетней ФИО1 — свидетель ФИО3 показал суду, что ДД.ММ.ГГГГ, когда он забирал ребенка из сада в 16 часов 45 минут, воспитатель Анна Васильевна (Калинина) поставила его в известность о том, что Вика на прогулке упала, и что это произошло не в ее смену. Ребенок о подробностях падения ничего ему не сказал, разговаривать с ним (отцом) не хотел, ни на что не жаловался. Поведение дочери ему странным не показалось. Он думал, что она обиделась на мать за то, что та не забрала ее из сада. По дороге домой ребенок не падал (л.д.135-оборот, 136).
Опрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля врач-невролог детской поликлиники ФИО8, которая осматривала ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ, подтвердила выставленный ей диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга» и назначение по этому поводу лечения. При этом указала, что признаки сотрясения головного мозга у ребенка могут проявиться не сразу, а через некоторое время, а уже через три дня сотрясение головного мозга может пройти вовсе. При этом данный диагноз не снимают в течение года, продолжают наблюдать за ребенком, дают освобождение от физкультуры (л.д.115-117).
Оценив в совокупности представленные доказательства и показания указанных свидетелей, суд приходит к выводу о том, что в акте о несчастном случае неверно определен вид происшествия – сползание ребенка в чашу бассейна, поскольку не было учтено заключения медицинского учреждения о характере и тяжести повреждения у пострадавшей.
Также проверка случившегося проведена односторонне без учета всех обстоятельств. Объяснение с очевидца случившегося ФИО10 не было взято, хотя ее фамилия указывалась в объяснительных Соцковой О.Н., ФИО4, ФИО6, адресованных в комиссию по расследованию несчастного случая (л.д.62,64,67).
Кроме того, из акта следует, что очевидцами несчастного случая установлены сотрудники сада ФИО7, ФИО4, ФИО6, ФИО2 и ФИО5 Однако, из их объяснительных усматривается, что никто из них не видел сползание девочки в чашу бассейна (л.д.63-67). Свидетель ФИО2 подтвердила в отношении себя данное обстоятельство в судебном заседании.
К пояснениям третьего лица Соцковой О.Н. суд вынужден отнестись критически, поскольку они могут быть даны с целью ухода от персональной ответственности за необеспечение сохранности здоровья ребенка ФИО1
В соответствии с пунктом 2.6. «Положения о расследовании и учете несчастных случаев с учащейся молодежью и воспитанниками в системе Гособразования СССР», несчастный случай, последствия от которого проявились не сразу, должен быть расследован в срок не более месяца со дня подачи письменного заявления пострадавшим (его родителями или лицами, представляющими его интересы). В этом случае вопрос о составлении акта по форме Н-2 решается после всесторонней проверки заявления о происшедшем несчастном случае с учетом всех обстоятельств, медицинского заключения о характере травмы, возможной причины ее происхождения, показаний участников мероприятия и других доказательств. Получение медицинского заключения возлагается на администрацию учебного заведения, учреждения.
Заявление заведующей детским садом № Никитиной О.М. о подложности представленных истцом доказательств, а именно, направления травматолога областной детской клинической больницы, по причине, что оно составлено разными почерками и ручками, суд отклоняет. Факт подложности доказательства опровергается медицинской картой ребенка №, затребованной судом из данной больницы.
Кроме того, в ходе проверки несчастного случая получение медицинского заключения возлагается на администрацию учреждения, поэтому при сомнении в медицинских документах, представленных родителями ребенка, председатель комиссии по расследованию несчастного случая или заведующая детсадом обязаны были запросить медицинское заключение.
Договором, заключенным между сторонами, предусмотрена обязанность детского сада № обеспечивать охрану жизни и укрепление физического и психического здоровья ребенка (пункт 1.2).
При таких обстоятельствах, учитывая, что суду не представлено доказательств того, что несчастный случай произошел с ребенком по причине ненадлежащего ухода со стороны родителей, о чем заявлено представителем ответчика; статьей 1082 Гражданского кодекса РФ предусмотрено взыскание убытков, суд считает требование о возмещение вреда путем взыскания убытков в виде расходов на лечение ФИО1 подлежащим удовлетворению.
В соответствии с частью 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.
Таким образом, суд полагает взыскать с детского сада № в пользу Ерофеевой Н.В. в возмещение материального ущерба денежную сумму в размере 1254 рубля.
При разрешении требования о компенсации морального вреда, суд учитывает следующее.
В силу статьи 12 Гражданского кодекса РФ защита гражданских прав осуществляется, в том числе, путем компенсации морального вреда.
Согласно статьи 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 20 декабря 1994 года № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» (с последующими дополнениями) разъяснил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, и т.п.).
На основании части 2 статьи 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Таким образом, учитывая, что судом установлена вина ответчика в причинении вреда здоровью малолетней ФИО1, требование о компенсации причиненного ей морального вреда подлежит удовлетворению.
При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает, что после несчастного случая ребенку не была оказана медицинская помощь, вместе с тем он перенес физические страдания, в течение двух недель проходил лечение от полученной травмы, в последующем был направлен в неврологический санаторий, вынужден посещать врачей, был ограничен в подвижности в течение трех месяцев.
Истец Ерофеева Н.В. оценила моральный вред, причиненный здоровью ее дочери, в 50000 рублей. Суд полагает данный размер завышенным, при этом учитывает отказ истца от госпитализации ребенка и его перевод в другое дошкольное учреждение.
С учетом требований разумности и справедливости суд полагает взыскать с детского сада № в пользу несовершеннолетней ФИО1 компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей.
Ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору, заключенному с Ерофеевой Н.В., выраженное в необеспечении охраны здоровья ее ребенка и неосуществлении его медицинского обслуживания (пункты 2.2 и 2.6) свидетельствуют о некачественно оказанной услуге, поскольку присмотр и уход за ребенком входит в обязанности детского сада. Следовательно, к возникшим правоотношениям подлежит применению Закон РФ «О защите прав потребителей», в том числе статья 15, предусматривающая компенсацию морального вреда.
Необходимость восстановления нарушенных прав в судебном порядке свидетельствует о том, что Ерофеева Н.В. перенесла нравственные страдания в виде переживаний по поводу случившегося с дочерью. Вместе с тем, сумма в …. рублей, которую истец просит взыскать, суд считает несоответствующей требованиям разумности и справедливости. Размер компенсации морального вреда истцу Ерофеевой Н.В. суд оценивает в 3000 рублей, учитывая при этом принесение извинений по поводу случившегося воспитателем Соцковой О.Н. и намерение заведующей Никитиной О.М. компенсировать вред в размере 1500 рублей, от которых истец отказалась.
При таких обстоятельствах, подлежит взысканию с детского сада№ в пользу Ерофеевой Н.В. компенсация морального вреда в размере 3000 рублей.
Согласно статье 100 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
Согласно квитанциям к приходно-кассовым ордерам от ДД.ММ.ГГГГ № и от ДД.ММ.ГГГГ №, Ерофеевой Н.В. в кассу Владимирского филиала адвокатской конторы № внесена денежная сумма в размере 3500 рублей за составление искового заявления и ведения дела в суде адвокатом Шиляковой О.Н. (л.д.51-52, 146-147).
Учитывая объем выполненной представителем работы; размер гонораров адвокатов, установленный решением Совета Адвокатской палаты <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ (не менее 5000 рублей за 1 судодень, и не менее 2000 рублей за письменные работы); фактическую оплату истцом услуг представителя, суд приходит к выводу, что судебные расходы по оплате услуг представителя заявлены Ерофеевой Н.В. в разумных пределах и подлежат взысканию с ответчика в ее пользу в полном объеме.
В соответствии с частью 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина — в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.
Истец Ерофеева Н.В. в соответствии со статьей 333.36 часть 1 пункт 3 Налогового кодекса РФ была освобождена от уплаты государственной пошлины при подаче искового заявления. Следовательно, государственная пошлина в размере 4400 рублей должна быть взыскана в доход местного бюджета с ответчика.
Вместе с тем суд полагает не производить взыскание государственной пошлины с детского сада №, поскольку его финансирование также осуществляется из местного бюджета.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 ГПК
РФ, суд
Р Е Ш И Л :
Исковые требования Ерофеевой Н.В., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери ФИО1, удовлетворить частично.
Взыскать с Муниципального дошкольного образовательного учреждения детский сад № в пользу Ерофеевой Н.В. в возмещение материального ущерба расходы, понесенные на лечение несовершеннолетней дочери ФИО1, в размере 1254 (одна тысяча двести пятьдесят четыре) рубля, компенсацию морального вреда в размере 3000 (три тысячи) рублей и судебные расходы за оплату услуг представителя в размере 3500 (три тысячи пятьсот) рублей.
Взыскать с Муниципального дошкольного образовательного учреждения детский сад № 33 в пользу несовершеннолетней ФИО1 компенсацию морального вреда в размере 10000 (десять тысяч) рублей.
Решение может быть обжаловано во Владимирский областной суд через Ленинский районный суд города Владимира в течение 10 дней со дня принятия судом решения в окончательной форме.
Председательствующий судья подпись Н.В.Ильина
Верно. Судья Н.В.Ильина
Секретарь Е.А.Костелова
Мотивированное решение постановлено 17 сентября 2010 года
Судья Н.В.Ильина

ЗАЯВКА НА ПОЛУЧЕНИЕ ПОМОЩИ АДВОКАТА
Имя
Телефон*
E-mail
Ваш вопрос

Хотите задать вопрос лично? Звоните: 8 (903) 830-40-23